библиотека для детей Ларец сказок

Алтайские сказки

Алта́йцы — обобщенное название тюркоязычных народов Алтая, таких как телеуты, теленгиты (телесы), кумандинцы и тубалары. Самоназвание алтайцев — алтай-кижи, "человек Алтая".

Проживают главным образом в Республике Алтай, в Алтайском крае Кемеровской области, Казахстане, Узбекистане. В монгольских источниках при династии Северной Юань упоминалось название тэлэнгид аймаг. Общая численность алтайцев 80 тыс. чел.

Выделяются этнографические группы северных (в дореволюционной литературе — черневые татары) и южных алтайцев (в дореволюционной литературе именовались калмыками белыми, алтайскими, горными, порубежными, бийскими).

  • 224 14 1

    Далеко-далеко, там, где девять рек в один поток слились у подножья девяти гор, шумел могучими ветвями черный кедр. Под его шелковой хвоей, опершись на крепкий ствол, давным-давно стоял маленький шалаш. В этом шалаше жил пожелтевший от старости, словно дымом окуренный дед. И были у старика три внучки, ...

  • 85 2 0

    Вместе с небом и землей был сотворен Байбарак-богатырь, ездящий на пятнистом, как барс, коне. Луна и звезды засияли, когда родилась Ермен-Чечен. Она быстрей травы, как камыш, росла. Словно мальчик, диких коней объезжала Ермен-Чечен. Рядом с ней один раз богатырь Байбарак встал; пал на правое колено и, ...

  • 49 6 1

    Жил на Алтае храбрый богатырь Ару-Мёндюр. Сердце его страха не знало, тело его усталости не испытывало. Полюбил богатырь красивую девушку Чечек. — Давай жить в одном аиле, — сказал ей. — Давай разведём свой костёр… Девушка ответила светлой улыбкой: согласна. Но что скажет отец? Отдаст ли он её в жёны ...

  • 27 3 0

    Говорит Уртымбай: - Хочу медведя-Аю убить. Белолобые много жгучей воды за шкуру дадут. Хороший охотник был - любил хвастать. Пошел. Ладно. Аю вылез из берлоги на Уртымбая идет. Пустил стрелу Уртымбай. Мимо. Пустил другую, в плечо угодила. Не успел ножа выхватить, медведь навалился. Обнял. Давит. Думает ...

  • 181 2 0

    Ходит баран по горам. Жирный. Ладно. Кучича - злая ведьма в болоте лежит. На солнце брюхо греет. Думает: - Если год брюхо на солнце держать - сильно оно блестеть будет? И видит - вверху по горам, баран ходит. Курдюком трясет. Говорит Кучича: - Баран! Дети есть у тебя? - Есть, - ласково отвечает баран. ...

  • 53 4 1

    В давние времена, в глубокой древности жил на голубом Алтае людоед Алмыс. Были у него длинные чёрные усы, перекинутые за плечи, как вожжи. Борода у Алмыса была до колен. Глаза — налиты кровью. Во рту — большие острые зубы. На пальцах — острые когти. Всё тело покрыто густой шерстью. Был этот Алмыс свирепый, ...

  • 98 11 1

    Зимней ночью вышел горностай на охоту. Он под снег нырнул, вынырнул, на задние лапы встал, шею вытянул, прислушался, головой повертел, принюхался… И вдруг словно гора свалилась ему на спину. А горностай хоть ростом мал, да отважен — обернулся, зубами вцепился — не мешай охоте! — А-а-а-а! — раздался крик, ...

  • 54 4 0

    От жаркого весеннего солнца, от весеннего ветра сморщился снег, съёжился. Стала земля обнажаться, стала трава пробиваться. И звери, и птицы весне рады, только белый заяц плачет: - Снег, снег, не уходи! Меня, белого зайца, не покидай! Всю зиму я в твоём белом пуху ямки рыл, от мороза спасался, от врагов ...

  • 42 1 0

    В стародавние времена жила на Алтае чудо-зверь Мааны. Была она, как кедр вековой, большая. По горам ходила, в долины спускалась — нигде похожего на себя зверя не нашла. И уже начала понемногу стареть: «Я умру, — думала Мааны, — и никто на Алтае меня не вспомянет, забудут все, что жила на земле большая ...

  • 27 1 0

    В старину, в далекую старину, все птицы жили на юге, и весной на Алтае пели только реки. Однажды эту весеннюю песню воды принес птицам северный ветер. Всполошились птицы: — Кто гам поет, кто звенит, ни днем, ни ночью не умолкая? Какая радость случилась, какое счастье пришло на Алтай? Однако лететь в ...

  • 61 9 0

    Шёл по лесу медведь, искал, чем бы полакомиться. Не спеша шёл: че­рез низкие пеньки переступает, а увидит чуть повыше - в обход идёт, лень ему перешагивать. Видит - на лесной поляне стоит могучий кедр. Шиш­ки на нём тяжёлые, спелые. Медведь губы облизал, вздохнул: «Ох и слад­ки, должно быть, в этих шишках ...

  • 98 14 3

    Давным-давно кочевал по Алтаю на синем быке Дьельбеген-людоед. У Дьельбегена семь голов, семь глоток, четырнадцать глаз. От него ни малому, ни старому не скрыться, из его рук ни силачу, ни герою не спастись. Как одолеть Дьельбегена, люди не знали. И каждое утро, когда Солнце, опираясь на вершины гор, ...

  • 46 2 0

    Давным-давно на холмистом Алтае жил хан Ер-Боко-каан. Скота у него, как муравьев в муравейнике, хоть три дня считай — не сосчитать. Добро его ни в какой шатер не спрячешь: сундуки вокруг стойбища, словно горы, — половину неба закрыли. Сам Ер-Боко-каан толстый был, как старый кедр, — в четыре обхвата. ...

  • 45 3 0

    Роняет береза золотистую листву, золотые иглы теряет лиственница. Дуют злые ветры, падают холодные дожди. Лето ушло, осень пришла. Птицам время в теплые края лететь. Семь дней на опушке леса в стаи собирались, семь дней друг с другом перекликались: — Все ли тут? Тут ли все? Все иль нет? Только глухаря ...

  • 33 4 0

    Однажды выбрали птицы павлина зайсаном. Павлин широко раскрыл свой сияющий хвост, высоко поднял голову в зеленой шапке с золотыми кистями. – Зайсан, настоящий зайсан! – закричали птицы. – Женить, женить, женить надо. Женить его надо, женить! – застрекотала сорока. Вот привели к зайсану серенькую куропаточку: ...

  • 20 1 0

    У опушки черного леса, на берегу быстрой реки, возле богатых лиственниц жили дед и бабушка. Они под старость, точно зайцы к зиме, совсем побелели. Никого, ничего у них не было, только синяя корова. Старик ночами сказки сказывал, песни свистал. Старуха шкуры звериные разминала, слушала. И так эти сказки ...

  • 109 16 3

    В стародавние времена на Алтае жил богатырь Бабурган, сын богатыря Адагана. Всех превосходил силой Бабурган. Не было ему равных по силе богатырей на Алтае. Характер у него был задиристый. Кого бы ни встретил, обязательно в драку лезет. Стали его люди избегать, никто с ним связываться не хотел. Тогда ...

  • 170 20 1

    Весеннее солнце землю согрело, белым цветом черемуха закипела. Выглянули из своих восковых аилов семеро братьев, семь мохнатых шмелей. Шестеро к черемухе полетели, а седьмой — к золотым тюльпанам. Вдруг черная тень легла на поляну. Это Дьелбеген-людоед с горы спустился верхом на синем быке. — Братья, ...

  • 25 1 0

    Поток горный Кара-Су любил кувшинку-Йгу, что в заводях расла. Большая, желтая, как глаза зеленого бога-Кургамыша. Ладно. Целует, ласково подергивает плечами мягкими Кара-Су. Йгу как амулет подпрыгивает, смеется: - Тль... тль... Кара-Су говорит: - Почему ты меня одного не любишь? Всем смеешься. Небу, ...

  • 26 1 0

    Старые люди рассказывают, что песня родилась в далекой Индии, где научила этому искусству людей богиня Песни. Люди других племен, приезжая в Индию, с наслаждением слушали певцов и певиц, проникаясь игрой искусных музыкантов. Горько сожалели они, что в их краях совсем нет песен. Прослышала об этом богиня ...

  • 19 1 0

    Много лет спасался на горе Тау старец Аянгул. До того молился, что борода в землю вошла, а ноги мхом покрылись. Шепчет чуть слышно: - Кутай, смилуйся, спаси. Ладно. Ехал мимо бог-Вуис, старца увидал: - Что делаешь здесь? - спрашивает. Головы не повернул старец. Отвечает сердито: - Или не видишь? Молюсь. ...

  • 76 1 1

    Давным-давно, рассказывают старые люди, на земле неведомо откуда появилось чудище - семиглавый Дельбеген. Обликом он был, как человек, только на плечах семь голов имел. Когда одна голова ела, другая пела, третья спала, четвертая смеялась, пятая плакала, шестая зевала, седьмая разговаривала. Потом они ...

  • 11 1 0

    Летел над Черными горами дух Ону-злой дух. Конь у него сизый, седло из серого камня, а подпруга из желтой кожи. Ладно. Видит дым густой над тайгой стоит. Гарью пахнет. Старая ведьма Кучича обед себе варит. Ону говорит: - Жарко, поди, Кучича? Почто небо коптишь, нет разве тебе зеленой пищи? Кучича длинным ...

  • 58 2 0

    В старину, в далекую старину, конь и корова из одного ручья воду пили, одной тропой на пастбище ходили. Вот однажды, летним днем, конь сказал: — Сестра, а не спуститься ли нам в овраг? Там прохладнее. Начали спускаться, вдруг корова замычала: — Мм-о, дядя конь, мм-у-у! В овраге пожар!! Конь ноздри раздул ...

  • 22 1 0

    Сейчас конь с коровой не водится. А было время — даже родственниками считались. Вот раз летом пошли два друга на зеленый луг. — Вон густая актамыр-трава. Пожалуйста, корова, кушай. — Нет, дядя конь, это тебе пусть будет актамыр-трава. Так ходили они по светлым холмам. От жары бока у них потемнели. Оводы ...

  • 18 1 0

    На каменной россыпи у светлого ручья, в щели между двух валунов жили дружные сыгырганы-сеноставцы. Зубами резали они траву, сушили ее на камнях и ставили стога. А повыше стойбища сеноставцев жила красная лисица. Вот однажды в пасмурный день вышла она на охоту. Услыхал сеноставец-малыш лисьи шаги, почуял ...

  • 15 1 0

    Туянчи-Осень траву поела, листья дерев жует. Старая, злая; нос - чисто гнилой сучок, лицо - прошлогодняя саранка. Клыки скалит. - Все пожру! Дрожат листья, жмутся - умирать никому не хочется. Ладно. По Желтому озеру на бревне плывет Кургамыш-зеленый бог. Лицо - широкое, ласковое лицо, а глаза, как у ...

  • 25 1 0

    Койонок-бог (борода - пихта верхушкой вниз) сидел в тени березы с золотыми листьями. Иримчик жует и губами толстыми (доволен!) шлепает: - Н-на!.. Н-на!.. А там, подле подошвы горы, далеко, заяц-Куян, обжора, траву щиплет. Смотрит на Койонока, пыхтит: - Хорошо богу живется. Волков на его нет, коршуны ...

  • 19 1 0

    Было, видишь, так. Полюбила девушка-Кызымиль, красивая девушка (как черемуха весной) доброго бога-Вуиса. Розового, сочного, крепкого - как шишка кедровая. Ладно. Вышла на елань, к солнцу лицо повернула, волосы распустила. Говорит: - Вуис! Вуис! Я тебя люблю. Прилетел Вуис-радостный бог. Улыбнулся, сказал: ...

  • 9 1 0

    В стародавние времена на том месте, где сейчас плещет волнами Телецкое озеро, пролегала в окружении высоких обрывистых гор долина, глубокая и узкая. А на склонах гор, по обеим сторонам долины жили два могучих богатыря, и каждый из них считал, что только он достоин права владеть этой долиной. Не раз они ...

  • 28 1 0

    Теперь летучая мышь летает только по ночам. А было время, летала и днём. Однажды ясным утром догнал мышь ястреб: - Добрый день, уважаемая! Наконец-то мы встретились, три года тебя ищу. - Меня? По какому делу? - удивилась летучая мышь. - Все птицы своих сыновей в птичье войско посылают. Одна ты их под ...

  • 42 3 0

    На холмистой горе спала красная лиса. Много ли, мало спала, не помнит. Проснулась, ушами повела, потянулась: — О-ой, как я голодна-а-а-а!.. Пустой живот к ребрам прилип… От голода забыла страх и побежала на опушку леса, туда, где стоял ветхий аил. «Около человека всегда есть чем поживиться, — говорила ...

  • 498 81 9

    Давным-давно кочевал по свету людоед верхом на синем быке. У лю­доеда семь голов, семь ртов, четырнадцать глаз. Как одолеть людоеда, никто не знал. И каждое утро, когда солнце всходило на небо, люди молились: - Солнце, помоги нам, погибаем! И вот, однажды, стало солнце к земле приближаться, чтобы людоеда ...

  • 118 12 0

    Жила-была лягушка. Она жила у маленького круглого озера. Вот однажды вышла из своего дома и прыг-скок по берегу, прыг-прыг – в лес заглянула, скок-скок – дорогу домой потеряла. Метнулась туда, кинулась сюда и попала на муравьиную тропу. Муравьи десятками вскочили ей на спину, сотнями вцепились в живот. ...

  • 17 0 0

    Далеко-далеко, там, где небо с землей сливается, на подоле синей горы, на берегу молочного озера жил мальчик. Ростом он был с козленка. Из двух беличьих шкурок мальчик сшил себе шапку, из козьего меха — мягкие сапожки. Лицо у него было, как луна, круглое, и он никогда не плакал. Язык птиц и зверей мальчик ...

  • 34 1 0

    Зимней порой вышел горностай на охоту. Под снег нырнул, вынырнул, на задние лапы встал, шею вытянул, прислушался, головой повертел, принюхался... И вдруг словно гора упала ему на спину. А горностай хоть ростом мал, да отважен. Обернулся, как вцепится зубами в гору – не мешай охоте! – А-а-а-а! – раздался ...

  • 61 2 0

    Зимой крепко спал в своей берлоге бурый медведь. Когда синичка запела весеннюю песенку, он проснулся, вышел из темной ямы, лапой глаза от солнца заслонил, чихнул, на себя посмотрел: — Э-э-э, ма-аш, как я похуде-ел… Всю долгую зиму ничего не е-е-ел… Его любимая еда — кедровые орехи. Его любимый кедр — ...

  • 35 1 0

    Прибежала красная лиса с зеленых холмов в черный лес. Она в лесу себе норы еще не вырыла, а новости лесные ей уже известны: стал медведь стар. И пошла лиса на весь лес причитать: — Ай-яй-яй, горе-беда! Наш старейшина, бурый медведь, умирает. Его золотистая шуба поблекла, острые зубы притупились, в лапах ...

  • 24 2 0

    Ты знаешь , отчего у муравьев тонкое, словно претянутое ниткой, брюшко? Вот послушай. Историю эту надо начать из далека... Жила когда-то в большом круглом озере лягушка. Однажды высунулась она из воды, посмотрела туда-сюда и - прыг! скок! Пошла гулять по берегу. От куста к кусту, от дерева к дереву - ...

  • 120 8 0

    Теперь летучая мышь только ночами летает. А было время – она летала и днем. Летит она как-то в полдень, а навстречу ей – гордый ястреб. – А, – говорит ястреб, – хорошо, что мы встретились. Я тебя три года ищу. – А зачем я тебе? – удивилась летучая мышь. – Я со всех птиц дань собираю. Все, кроме тебя, ...

  • 23 1 0

    Выбрали птицы павлина в зайсаны. Павлин широко раскрыл сияющий хвост. На шапке золотые кисти. Настоящий зайсан! Стали птицы жену ему искать. От куропатки, от кедровки, от синицы, ото всех отказался павлин: синица мала, куропатка плохо летает, кедровка худа, кукушка печально кукует... Понравилась ему ...

  • 24 1 0

    На Алтае, в устье реки Ини, жил богатырь Сартакпай. Коса у него до земли, брови — точно густой кустарник. Мускулы твердые, как нарост на березе, хоть чашки из них режь. Когда он охотился, еще ни одной птице не доводилось над его головой пролететь. Он стрелял без промаха. Быстро бегущих оленей, осторожную ...

  • 30 1 0

    В незапамятные времена, когда людей на Алтае еще не было, пришли сюда семеро братьев. Были они крепкие, как семь медноствольных лиственниц, сильные, как семь бурых медведей, дружные, как семь серых волков. Коня на земле не нашлось, который мог бы поднять хоть одного из них. Кочевали братья пешие, опираясь ...

  • 34 1 0

    Где, ласково разговаривая, семь тихих ручьев в одну бурную реку текут, на подоле семи высоких гор давным-давно жили семь братьев. Братья скота не водили. А было у каждого вместо лошади по медному костылю толщиной в обхват. Как звали отца, вскормившего их, — никто не знает. Какая мать родила их, — никому ...

  • 31 1 0

    Давно-давно на голубом Алтае жил Байбарак, пребогатый бай. Скота у него в долинах было — как муравьев на муравейнике. Рабам своим Байбарак счета не знал. Был он жадный и злой. Если чужая собака к его стойбищу подбегала кость погрызть, он ту собаку на месте убивал. Если путник на его пастбище останавливался ...

Алтайские сказки: про Барсуков, про Богатырей, про Братьев, про Добро, про Зайцев, про Лето, про Луну, про Лягушек, про Реки, про Семь, про Солнце.

Северные алтайцы включают следующие этнические группы, восходящие к племенному делению: тубалары (левобережье р. Бия и северо-западное побережье Телецкого оз.), челканцы, или лебединцы (басс. р. Лебедь), кумандинцы (среднее течение р. Бия).

Южные алтайцы (бассейн р. Катунь и ее притоки) включают следующие группы: алтай-кижи, теленгиты, телесы, телеуты.

Алтайский язык относится к кипчакской ветви тюркской языковой группы алтайской языковой семьи (близок к киргизскому языку). Подразделяется на собственно алтайский диалект, теленгитский (ныне считается говором), телеутский (самостоятельный язык в Кемеровской области), тубаларский (говор в Чойском районе), кумандинский (самостоятельный язык в Алтайском крае).

Литературный язык сформировался на основе собственно алтайского диалекта.

Алтайский язык считают родным более 85% алтайцев. Письменность создавалась в 30-е гг. ХIХ в. на базе русской графики.

Верующие исповедуют христианство (православные христиане), шаманизм. В начале ХХ в. среди алтайцев начал распространяться т.н. бурханизм (от имени духа Алтайских гор Бурхана) — разновидность ламаизма в сочетании с элементами шаманизма.

В горно-степных и степных районах (южные алтайцы) преобладало кочевое и полукочевое скотоводство, в горно-таежных (северные алтайцы) основными видами хозяйственной деятельности были охота и другие лесные промыслы. В обоих районах население занималось земледелием, причем его значение постоянно возрастало.

В охотничьем хозяйстве преобладала ружейная охота на пушного зверя, в основном белку. Охотились также с помощью различных ловушек и капканов. Зимой передвигались по тайге на лыжах. Охотничье снаряжение и добычу перевозили на ручных нартах или тащили волоком, завернутыми в кусок конской кожи. Пушнину обменивали на скот и зерно. Товарный характер имел также широко распространенный в таежной зоне сбор кедровых орехов. Существовало бортничество, которое под влиянием русских стало превращаться в пасечное пчеловодство. Значительную роль играло собирание съедобных растений и их заготовка на зиму.

Традиционными орудиями обработки почвы у алтайцев были: в степи примитивная соха-андазын, в горах мотыга-абыл. Сеяли в основном ячмень. В районах контакта о русским населением алтайцы переняли русские земледельческие орудия; у них появились русские сохи и плуги, деревянные бороны, серпы, а в зажиточных хозяйствах и механические орудия на конной тяге. Расширился и ассортимент сельскохозяйственных культур: начали сеять пшеницу, рожь, овес. Появилось огородничество.

Алтайские поселения представляли собой небольшие разбросанные поселки, в которых насчитывалось несколько жилых построек, стоявших на значительном удалении друг от друга. Располагались такие поселки, как правило, в долинах рек.

Для разных групп населения были характерны различные жилища. Тип жилища зависел от конкретных природных условий, в которых обитала группа, степени ее оседлости, экономического положения семьи. У южных алтайцев существовала войлочно-рошетчатая юрта и жилище, напоминающее чум, крытое полосами бересты или лиственничной коры — аланчик. У челканцов и тубаларов жилище — айлу (чайлу) — представляло собой квадратное в плане сооружение, построенное из бревен, досок и жердей, поставленных почти вертикально с небольшим наклоном внутрь. Оно покрывалось корой. В центре его, как в юрте, располагался открытый очаг, дым из которого выходил в отверстие крыши. Имелись также и бревенчатые многоугольные юрты, крытые берестой, корой или тесом, которые получили распространена во второй половине XIX в.

В одежде алтайцев, наряду с общими чертами, имелся ряд региональных отличий. У южных алтайцев для мужского и женского комплекса одежды были характерны длинная рубаха с широкими рукавами и открытым воротом и широкие штаны, которые обычно шили из покупной ткани, иногда из кожи. Сверху надевалась свободная овчинная шуба до пят (мехом внутрь) с большим запахом на правую отсрочу — тон. Шуба подпоясывалась широким куском ткани и носилась не только зимой, но и летом. Иногда летом вместо шубы надевали подобный ей по покрою суконный или матерчатый халат с большим отложным воротником из цветной ткани. Женщины поверх шубы или халата носили длиннополую распашную безрукавку-чегедек, обычно отороченную яркой тканью или позументом. Обувью служили высокие мягкие сапоги без каблуков. На голове носили мягкую цилиндрическую или округлую шапку из цветной ткани, подбитую мехом черного барашка, с меховым околышем.

Одежда северных алтайцев отличалась и материалом, и покроем. Северные алтайцы знали ткачество и умели из конопляных и крапивных нитей изготовлять холст. Из него они шили длинные холщовые рубахи и штаны, сверху надевали свободную халатообразную рубаху. Ворот, рукава и подол рубахи орнаментировались цветными нитями. Женщины повязывали голову платками. Промысловый охотничий костюм отличался от повседневного: охотники одевали войлочную куртку и меховые штаны.

В начале XX в. вслед за русскими тканями в костюм алтайцев начали проникать отдельные элементы русской крестьянской и городской одежды, а в районах тесного соседства с русскими зажиточное население стало полностью перенимать русский крестьянский костюм.

Наиболее распространенной и традиционной для алтайцев является молочная пища, представлявшая собой различные стадии переработки кислого и створоженного молока. Молочную пищу употребляли с ячменным толокном или крупой и кореньями съедобных растений. Наиболее распространенными видами молочной пищи были сыры: кислый — курут (хурут) и пресный — пыштак (пызлах) и сквашенное молоко — чегень (айран). Из кобыльего молока приготовляли кумыс. Мясо употребляли мало и, как правило, зимой.

Вверх